Наше радио рубрика знакомства

Результаты поиска «конкурс» — Страница 3 — НАШЕ Радио

наше радио рубрика знакомства

Радио»: «Все наши программы направлены на знакомство слушателя с Во многом и поэтому для нашего руководства «Связной Радио» играет в « Связной Travel» - оттуда приходят озвучивать свои рубрики. шоу «Подъёмники» открыли новую кулинарную рубрику «Мясорубка». Помогали им знакомиться с городом коллеги, друзья и, конечно же, гости. В понедельник, 30 октября, в гости к Алле Довлатовой пришла психолог Юлия Дердо. Обсуждали в вечернем шоу интернет-знакомства.

Эрнст принимал в этом участие, поскольку она его сразу покорила. То есть все выпускалось в таком треугольнике: Тогда мы еще не могли посчитать, сколько билетов продали, сколько человек к нам приедет, а приехало гораздо, гораздо больше, чем мы планировали: В общем, с точки зрения маркетинга это была очень правильная фишка, за которую нас, конечно, сразу возненавидели.

У музыкантов существовала иллюзия, что вот они выйдут, споют три песни — и все о них узнают. На самом деле это так не работало — в ту пору радиоэфиры были главным ключом к успеху. Поэтому, чтобы попасть на фестиваль, нужно было сначала попасть в эфир. Мой уход был связан с тем, что цифры рейтингов перестали расти. Моя вполне обоснованная позиция была такой: Инвесторов это не убеждало, потому что с каждым годом станций становилось больше, а рынок рекламный не рос с такой скоростью.

Но их этот вариант не устроил. Несколько болванок с какой-то отборной дичью нарезал нам Артемий Троицкий. Эта песня представляет собой секундный кусок лингафонного курса русского языка. Я, в отличие от программного директора, эту песню знал, поэтому с огромным восторгом однажды выдал ее в таком виде в эфир.

Дело в том, что Панюшкин при всей своей небесной красоте и грандиозном таланте довольно сильно заикается. На этом проигрыш заканчивается и Кинчев начинает дальше петь. Думаю, слушатели действительно удивились. В Москве тогда были взрывы домов, шла вторая чеченская, при этом все еще можно было спокойно обсуждать в довольно легкомысленном, а то и резком тоне.

Нам нужно было все время придумывать какой-то конфликт, а поскольку Панюшкина с его либерального пути было уже не свернуть, я часто играл роль такого государственника.

В Вичугу пришло «НАШЕ радио» | cielohabdee.tk

Путин тогда был не тем, что Путин сейчас, и эту позицию мне было занимать несколько проще, тем не менее в большей степени это была игра. У Березовского в этот момент настали большие неприятности на Первом канале; как впоследствии стало понятно, это был период его разрыва с Путиным — нас просто задело осколком шрапнели от этого взрыва.

Я абсолютно уверен, что Мише никто не звонил, но в историю про то, что у нас рейтинги не росли, я не верю ни секунды. При этом был шквал вопросов: Но наступил август го, и той зимой я зарабатывал на жизнь продажей пластиковых контейнеров для микроволновых печей. Когда бегаешь по Москве каждый день, видишь много такого, что в сводки информагентств не попадает.

Так что после утреннего рейда по точкам я звонил на радио: Первую пару эфиров Миша вел сам, потом образовались другие постоянные ведущие: Паштет тогда еще из I. Тогда еще нормальный хотя, подозреваю, он и сейчас просто валяет дурака.

Знакомство с KAMI (геймплей)

Ничего, пару минут потерпел, а потом втянулся так, что до сих пор, уже на новых работах, коллеги морщатся. В спорах со слушателями Валера всегда занимал жестко либеральную позицию, а Юра, как это ни трудно представить себе сегодня, — более охранительскую, что. Кому-то воткнули отвертку в шею, даже труп, кажется.

История музыкальных медиа «Наше радио»

И ни одно СМИ об этом не рассказало. Вышло это практически случайно: Оказалось, правда, что это была полутораминутная нарезка от Real Records без концовки, но у Сапрыкина эта песня была на кассете, правда, с зажеванным началом. Придумал ее Андрей Куренков, он же вел ее на пару с Людой Стрельцовой, а я был основным сценаристом. До сих пор вспоминаю интервью с покойным Георгием Гурьяновым: Мать, которая родила, — тут же, в маленькой комнатке.

Не вопрос — Курехина вместе с семплером посадили в такси, привезли к Густаву, напоили в сосиску, и пока он отсыпался на диване, Юрий Каспарян прописал нужную партию. В начале года Мишу Козырева уволили, началось жесткое сокращение, но я остался. Очень не сразу мы нашли, как ее подавать.

Я пытался писать ей на сленге, это не прокатило, но мы много разговаривали, и я в какой-то момент понял ее речь — литературную, но очень живую и энергичную. В начале года пришел новый программный директор Олег Хлебников.

наше радио рубрика знакомства

Мы сперва дружили, потом уживались, потом перестали друг друга выносить, и в марте го я ушел. Контент радиостанции меняться перестал, и это раздражало больше всего: Притом что как раз тогда начала подниматься новая сцена — и, став в м арт-директором клуба Ikra, я прекрасно об этом знал! А тогда все время хотелось спросить его: Так что после утреннего рейда по точкам я звонил на радио: Первую пару эфиров Миша вел сам, потом образовались другие постоянные ведущие: Паштет тогда еще из I.

наше радио рубрика знакомства

Тогда еще нормальный хотя, подозреваю, он и сейчас просто валяет дурака. Ничего, пару минут потерпел, а потом втянулся так, что до сих пор, уже на новых работах, коллеги морщатся. В спорах со слушателями Валера всегда занимал жестко либеральную позицию, а Юра, как это ни трудно представить себе сегодня, — более охранительскую, что.

Кому-то воткнули отвертку в шею, даже труп, кажется. И ни одно СМИ об этом не рассказало. Вышло это практически случайно: Оказалось, правда, что это была полутораминутная нарезка от Real Records без концовки, но у Сапрыкина эта песня была на кассете, правда, с зажеванным началом. Придумал ее Андрей Куренков, он же вел ее на пару с Людой Стрельцовой, а я был основным сценаристом. До сих пор вспоминаю интервью с покойным Георгием Гурьяновым: Мать, которая родила, — тут же, в маленькой комнатке.

Не вопрос — Курехина вместе с семплером посадили в такси, привезли к Густаву, напоили в сосиску, и пока он отсыпался на диване, Юрий Каспарян прописал нужную партию. Очень не сразу мы нашли, как ее подавать.

Я пытался писать ей на сленге, это не прокатило, но мы много разговаривали, и я в какой-то момент понял ее речь — литературную, но очень живую и энергичную. В начале года пришел новый программный директор Олег Хлебников. Мы сперва дружили, потом уживались, потом перестали друг друга выносить, и в марте го я ушел. Контент радиостанции меняться перестал, и это раздражало больше всего: Притом что как раз тогда начала подниматься новая сцена — и, став в м арт-директором клуба Ikra, я прекрасно об этом знал!

А тогда все время хотелось спросить его: Но генпродюсера Мишу Зотова новая линия Олега полностью устраивала: Их, как оказалось, тоже надо уметь делать. И новую музыку нужно ставить, чтобы привлекать новую аудиторию.

Козырев был человеком, который привел меня на радио, многому меня научил, я ему за это всегда буду благодарен. На место Козырева пришел Михаил Зотов, который ранее работал директором по маркетингу — американцы из News Corp. Я к Зотову относился с уважением, но с ним работать мне нравилось гораздо меньше. Я постоянно чувствовал дискомфорт.

«Наше радио»

Интерес к работе пропал. Да и не только у. Зотов полностью поменял вектор развития радиостанции. Он сделал акцент на бэк-каталог — те редкие новинки, которые и появлялись в эфире, были песнями коллективов, давно знакомых слушателям по хитам прошлых лет.

Однако, надо отдать должное, именно Зотов насытил эфир фолк-музыкой. Я поработал замом гендиректора по региональному развитию радиостанции, после чего ушел.

Честно говоря, радиостанция досталась мне в плачевном состоянии: Принцип работы с эфиром был таким: Нетрудно догадаться, что творческий коллектив был очень слабым.

Предстояло выполнить большой объем работы: Я понимал, что за годы радиостанция закостенела и проще создать что-то новое, чем менять старое, но в результате согласился. Первое, что я сделал, — отменил так называемые редакционные худсоветы, потому что из шести человек на них один я был за обновление формата и все молодые исполнители, не похожие на старых, отметались большинством голосов. Я убрал и онлайн-тестирование, когда слушатели должны были голосовать за песни, которые некоторое время побыли в эфире: Когда я пришел на радиостанцию, там было 32 форматообразующих коллектива: Станция практически не росла в рейтингах, задолго до моего прихода закрылось множество филиалов в регионах, потому что людям надоедало слушать одно и то же и они уходили, а такого притока новой аудитории, как в Москве, там не.

Так звучит молодой ансамбль Patrick Cash. Отменив онлайн-тестирования, я не выкидывал новые песни из эфира, а продолжал крутить. Обратите внимание на реакцию публики, выраженную посредством зачитываемых в эфире СМС В итоге рейтинги росли с июля по октябрь, а с ноября стали падать.